Правительство Венесуэлы, столкнувшись с обострением финансового кризиса, выпустит в экономику 1 млрд долларов, в результате продажи Petro, своей новой криптовалюты. Об этом заявил президент Венесуэлы Николас Мадуро. Он добавил, что целью продажи криптовалютных токенов было укрепление международных резервов страны и валютных резервов, а также остановка роста рынка черного доллара.Несмотря на существование в стране крупнейших разведанных месторождений нефти, внешние резервы Венесуэлы упали до 9,7 млрд долларов в США, в то время как в этом году страна должна выплатить около 8 млрд долларов.

Продажи «Петро» — новой венесуэльской криптовалюты, которая была выпущена в феврале — принесли $ 3,3 млрд в государственную казну. Из них $ 1,7 млрд будет направлено на импорт «продуктов питания, медикаментов и промышленных товаров».

Еще 1 млрд долларов будет перечислен Центральному банку Венесуэлы «на валютные аукционы и продолжение борьбы с дьяволом», — сказал Мадуро, ссылаясь на «черный доллар». Стремясь преодолеть хронический дефицит ликвидности и обремененные американскими санкциями, Венесуэла запустила первую криптовалюту, поддерживаемую правительством в надежде положить конец кризису, разрывающему страну на части. Следует отметить, что правительство США дало понять своим гражданам и жителям, что покупка «Петро» может иметь катастрофические последствия для их финансовых прав и свобод.

Экономические проблемы Венесуэлы во многом связаны с падением цен на нефть: на продажи нефти приходится около 96% доходов страны. МВФ оценивает экономический коллапс Венесуэлы как один из худших в современной истории. Гигантский гиперинфляция может привести к росту цен на 13 000%. Будет ли» Петро » Венесуэла? Это слишком рано говорить, но в борьбе с финансовым кризисом все средства хороши.

Отметим также, что на Западе опасаются, что появление «scriptorama», при поддержке Центрального банка Российской Федерации, позволят России обойти санкции все те же США. Однако на фоне неопределенности в регулировании криптовалют в России говорить о перспективах второй национальной — уже цифровой — валюты пока рано.